AK-Consult Жилищные споры Признание незаконным решения жилищной комиссии (пример)

К нам обратился за юридической помощью военнослужащий, которому незаконно было отказано в признании его нуждающимся в жилом помещении. Наши юристы проработали правовую позицию и изложили ее в заявлении о признаннии незаконным решения жилищной комиссии. Впоследствии проработанная правовая позиция успешно устояла в двух инстанциях, суд первой инстанции вынес нижеизложенное решение:

** гарнизонный военный суд в составе: председательствующего по делу***, при секретаре судебного заседания ***, с участием заявителя КВВ, представителя начальника и жилищной комиссии Управления ФСБ ***, рассмотрев гражданское дело по заявлению бывшего военнослужащего Управления ФСБ России ** полковника запаса КВВ об оспаривании действия начальника и жилищной комиссии названного Управления, связанных с отказом в признании нуждающимся в жилом помещении.

Установил

КВВ обратился в суд с заявлением, в котором просит признать незаконным решение жилищной комиссии Управления ФСБ России ** (далее – по тексту – Управление) от 18 февраля 2015 г. (Протокол № *) в части отказа в признании его нуждающимся в жилом помещении, а также действия начальника Управления, связанные с утверждением данного решения жилищной комиссии, обязав начальника Управления и жилищную комиссию признать его нуждающимся в жилом помещении.

В судебное заседание явился представитель заявителя, требования поддержал и просил удовлетворить их в полном объеме. В обосновании требований представитель заявителя пояснил, что 31 декабря 2014 года заявитель обратился в жилищную комиссию с рапортом, в котором просил признать его нуждающимся в жилом помещении. При этом им были представлены все необходимые документы, в том числе и сведения об отсутствии жилых помещений у него и членов его семьи. После прибытия из отпуска заявителю была вручена выписка из протокола заседания жилищной комиссии Управления от 18 февраля 2015 г (Протокол № *), из которого усматривается, что заявителю было отказано в признании нуждающимся в жилом посещении, в связи с тем, что в жилищный орган не поступили сведения об отсутствии у него и членов его семьи жилого помещения за период с января 2013 года по май 2014 года. Учитывая, что данные сведения из соответствующих государственных учреждений он не обязан предоставлять, в связи с чем они запрашиваются жилищным органом Управления, оспариваемые действия начальника Управления и жилищной комиссии нарушают его права и свободы.
Представитель начальника Управления и жилищной комиссии *** в судебном заседании требования заявителя не признал и просил суд в их удовлетворении отказать. В обоснование своей позиции представитель пояснил, что 18 февраля 2015 г. жилищной комиссией Управления был рассмотрен рапорт КВВ о признании его нуждающимся в жилом помещении, в удовлетворении которого было отказано.

В ходе предварительного изучения документов, представленных заявителем в добровольном порядке было установлено, что отсутствуют сведения из соответствующих государственных органов о наличии либо отсутствии у КВВ и членов его семьи жилых помещений за период с января 2013 г по май 2014 г.  Жилищной комиссией был направлен соответствующий запрос в государственные учреждение уполномоченные предоставлять данные сведения, однако сведения предоставлены не были, но из ответа следовало, что они имеются и хранятся в соответствующем архиве. Принимая во внимание, что истекал срок рассмотрения вышеуказанного рапорта КВВ, жилищной комиссией было принято оспариваемое решение, поскольку без указанных сведений она лишена возможности принять иное решение.

Выслушав представителя заявителя и представителя начальника Управления, а также жилищной комиссии и исследовав представленные доказательства, суд приходит к выводу, что заявление КВВ подлежит удовлетворению в полном объеме по следующим основаниям:
В судебном заседании установлено, что КВВ, имея общую продолжительность военной службы более 20 лет, обратился в жилищную комиссию Управления с рапортом о признании его нуждающимся в жилом помещении. Решением жилищной комиссии от 18 февраля 2015 г. (Протокол № *), утверждённым начальником Управления, заявителю было отказано в признании нуждающимся в жилом помещении, по причине предоставления сведений о наличии либо отсутствии жилого помещения у КВВ и членов его семьи за период с января 2013 года по май 2014 года. На основании приказов начальника Управления от 24 апреля 2015 года № * от 25 мая 2015 года № ** заявитель уволен с военной службы в запас по собственному желанию и исключен из списков личного состава части с 26 мая 2015 года, соответственно.
Вышеуказанные обстоятельства подтверждаются следующими доказательствами.
Из рапорта КВВ от 31 декабря 2014 года, следует, что последний обратился в жилищную комиссию Управления с просьбой признать его нуждающимся в жилом помещении.
Согласно копии из домовой книги заявитель вместе с членами его семьи зарегистрирован по месту прохождения военной службы.
Из справки подразделения кадров органа безопасности общая продолжительность военной службы КВВ в календарном исчислении составляет более 20 лет состав семьи заявителя – 6 человек (он, супруга и четверо детей).
Из ответа председателя Государственного комитета регистрации и кадастру ** от 28 января 2015 г. № *** следует, что сведения в Едином государственном реестре прав не недвижимое имущество (далее по тексту – ЕГРП) отсутствуют по отношению КВВ и членов его семьи. При этом предоставить информацию из архивных данных не предоставляется возможным, поскольку архив сформирован по территориальному принципу.
Согласно ответу заместителя председателя Государственного комитета регистрации и кадастру ** от 11 марта 2015 г № * сведения о наличии (отсутствии) жилых помещений на праве собственности за период с января 2013 года по май 2014 года находятся в Государственном архиве **.
На основании ч 1 ст. 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.
Из вышеуказанной процессуальной нормы следует, что течение трехмесячного срока начинается только с того момента, когда гражданину стало известно о нарушении его прав.

В судебном заседании представитель заявителя пояснил, что 18 февраля 2015 года секретарем жилищной комиссии в телефонном режиме заявитель был уведомлен о принятом решении, однако выписку из протокола заседания жилищной комиссии, утверждённую начальником Управления, он получил лишь 30 марта 2015 г., вернувшись из отпуска, в котором он находился в период с 09 февраля по 29 марта 2015 года. В период с 5 по 15 мая 2015 года заявитель находился на стационарном лечении в связи с заболеванием сердца. Длительность обращения с заявлением в суд также обусловлена тем, что из-за переходного периода он был вынужден прибегнуть к юридической помощи.
Свидетель П.– секретарь жилищной комиссии показал, сто действительно от 18 февраля 2015 года по телефону сообщил КВВ о принятом жилищной комиссией решении и в последующем 20 февраля 2015 г. на территории, прилегающей к Управлению, вручил заявителю выписку из протокола заседания жилищной комиссии, о чем сделал соответствующую запись на обороте данного протокола.
Из копии протокола № * заседания жилищной комиссии Управления от 18 февраля 2015 года, следует, что на обороте последнего листа имеется запись, сделанная свидетелем П., которая указывает о вручении КВВ выписки из данного протокола 20 февраля 2015 г.
При таких обстоятельствах, учитывая, что решение жилищной комиссии приобретает законную силу со дня его утверждения начальником Управления, вопреки доводам заявителя, о нарушении своих прав КВВ узнал 20 февраля 2015 г., следовательно, трехмесячных срок на обращение в суд истек 20 мая 2015 года.
С заявлением в суд КВВ обратился 2 июня 2015 года, то есть с пропуском вышеуказанного процессуального срока.
В судебном заседании представитель начальника Управления и жилищной комиссии настаивал на том, что КВВ пропущен срок обращения с заявлением в суд.
Разрешая вопрос об уважительности причин пропуска процессуального срока, предусмотренного ч. 1 ст. 256 ГПУ РФ, суд принимает во внимание нахождение заявителя на стационарном лечении в период с 5 по 15 мая 2015 г., обстоятельства переходного периода, связанного с вхождением Республики Крым в состав Российской Федерации, что в свою очередь обременяло  КВВ прибегнуть к юридической помощи и быть зависимым от своевременности ее оказания, что подтверждается соответствующим договором оказания услуг и актом приема-передачи оказанных услуг. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что КВВ объективно был лишён возможности своевременно обратиться в суд с заявлением.
На основании совокупности вышеизложенных обстоятельств суд приходит к выводу, что причины пропуска КВВ срока обращения с заявлением в суд следует признать уважительными, а процессуальный срок подлежит восстановлению.

Согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона РФ от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными актами Российской Федерации.
На весь срок военной службы служебными помещениями обеспечиваются военнослужащие, назначенные на воинские должности после окончания военного образовательного учреждения профессионального образования и получения в связи с этим офицерского воинского звания (начиная с 1998 года), и совместно проживающие с ними члены их семей.
В соответствии с абз. 11 вышеуказанной статьи Федерального закона «О статусе военнослужащих», военнослужащим, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства.
На основании Указа Президента РФ от 20 марта 2014 г. № 164 «О признании действительными воинских званий, документов об образовании граждан Российской Федерации, являющихся военнослужащими органов военного управления и воинских формирований Республики Крым, и документов о прохождении ими военной службы» при поступлении на военную службу по контракту в вооруженные силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы граждан Российской Федерации, являющихся военнослужащими органов военного управления и воинских формирований Республики Крым, их воинские звания, документы об образовании и о прохождении военной службы в вооруженных силах Украины, воинских формирований и правоохранительных органах Украины, в которых предусмотрена военная служба, и органах военного управления и воинских формированиях Республики Крым признаются действительными при предоставлении подлинников соответствующих документов.

Принимая во внимание положения вышеназванного Указа Президента РФ в его правовом единстве с положениями ст. 15 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих», следует прийти к выводу, что на заявителя распространяются социальные гарантии, связанные с обеспечением жилым помещением как на военнослужащего, заключившего контракт после 1 января 1998 г. Следовательно, КВВ подлежал обеспечению служебным жилым помещением на весь период службы.
По смыслу ч. 4 ст. 32, ч. 1 ст. 37 и ст. 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее п. «м» ст. 71, п. «б» ст. 72 и п. «д», «е» ст. 114, военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны станы и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах, а лица несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции. Этим, а также самим характером военной службы, предполагающей выполнение военнослужащими задач, которые сопряжены с опасностью для их жизни и здоровья, и иными специфическими условиями прохождения службы определяется особый правовой статус военнослужащих, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству, что требует от законодателя введение как для них, так и для лиц, выполнявших обязанности военной службы, дополнительных мер социальной защиты, в том числе в сфере жилищных отношений.
Реализуя дополнительные меры социальной защиты, законодатель закрепил в ст. 15 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих» право на предоставление в собственность бесплатно жилых помещений определенной категории военнослужащих. При этом военнослужащие приобретают данное прав при наличии определенных условий, одно из которых достижение общей продолжительности военной службы 20 лет и более, являющееся самостоятельным и не зависящим от необходимости увольнения с военной службы.

Согласно абз. 13 п. 1 ст. 15 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих» военнослужащие признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ.
На основании ч. 4 ст. 52 ЖК РФ с заявлениями о принятии на учет должны быть представлены документы, подтверждающие право соответствующих граждан состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, кроме документов, получаемых по межведомственным запросам органом, осуществляющим принятие на учет.
В соответствии с п. 1.1. ч. 1 ст. 54 ЖК РФ отказ в принятии граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях допускается в случае, если ответ органа государственной власти, органа местного самоуправления либо подведомственному органу государственной власти или органу местного самоуправления организации на межведомственный запрос свидетельствует об отсутствии документа и (или) информации, необходимых для принятия граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях в соответствии с ч.4 ст. 52 настоящего кодекса, если соответствующий документ не был представлен заявителем по собственной инициативе, за исключением случаев, если отсутствие таких запрашиваемых документа или информации в распоряжении таких органов или организации подтверждает право соответствующих граждан состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.
Перечень документов обязательных для предоставления военнослужащим в жилищную комиссию, предусмотрен п. 3 Правил организации в органах федеральной службы безопасности работы по обеспечению жилыми помещениями (далее по тексту – Правила), утверждённых приказом ФСБ России от 24 октября 2011 г. № 590.
В свою очередь согласно п. 3.1. Правил военнослужащие и члены их семей вправе по собственной инициативе представлять в жилищную комиссию: выписки из ЕГРП, справки (сообщения) бюро технической инвентаризации о наличии (отсутствии) жилых помещений на праве собственности.
В судебном заседании было установлено, что начальнику Управления было отказано в предоставлении запрашиваемых сведений о наличии (отсутствии) жилых помещений на праве собственности у КВВ и членов его семьи, поскольку архивы, в которых хранятся данные сведения, сформированы по территориальному принципу пообъективно. Указанные сведения, касающиеся периода с января 2013 года по май 2014 года, находятся в Государственном архиве **. Предоставление военнослужащими сведений о наличии (отсутствии) жилых помещений на праве собственности носит добровольный характер и в случае их не предоставления, жилищный орган обязан самостоятельно их затребовать из компетентных государственных органов. При этом военнослужащий дает обязательство, что в случае если он предоставил сведения об отсутствии жилого помещения, которые не соответствуют действительности, он готов нести ответственность, предусмотренную законодательством РФ.
На основании вышеизложенного, принимая во внимание положения вышеуказанных статей ЖК РФ в их правовом единстве с положениями пунктов 3 и 3.1. правил, суд приходит к выводу, что ссылку жилищной комиссии при принятии оспариваемого решения на положения ст. 54 ЖК РФ, следует признать незаконной и необоснованной.
В случае если жилищному органу было отказано в предоставлении запрашиваемых сведений при наличии таковых, то ему необходимо добиваться предоставления сведений в принудительном порядке, предусмотренном законодательством РФ. При этом истечение срока принятия решения по обращению военнослужащего о признании его нуждающимся в жилом помещении, установленного ведомственным нормативным актом, не может служить основанием, препятствующим принятию жилищной комиссией законного решения.
При таких обстоятельствах оспариваемое КВВ решение жилищной комиссии, а также действия начальника Управления, связанные с утверждением данного решения следует признать незаконными, а требования заявителя в данной части обоснованными.
Руководствуясь ст. 194-199, 258 ГПК РФ, решил

Заявление КВВ удовлетворить в полном объеме.
Признать незаконным решение жилищной комиссии Управления ФСБ России ** от 18 февраля 2015 г. (Протокол 3 *), а также действия начальника Управления ФСБ России по **, связанные с утверждением данного решения жилищной комиссии.
Обязать начальника Управления ФСБ России по ** и жилищную комиссию данного Управления отменить решение жилищной комиссии от 18 февраля 2015 г (Протокол № *).

 

Актуальные цены

Прайс-лист

ФИЗИЧЕСКИМ ЛИЦАМ

ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ
СУДЕБНОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО
СЕМЕЙНЫЕ СПОРЫ
АВТОЮРИСТ
НАСЛЕДСТВЕННЫЕ СПОРЫ
ЖИЛИЩНЫЕ СПОРЫ
РЕГИСТРАЦИЯ ООО, ИП
ПОДГОТОВКА ДОКУМЕНТОВ
РЕГИСТРАЦИЯ ДОГОВОРОВ
Новостной портал от Юридической группы AK-Consult

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Те, кто нам доверяет

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика